УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Биоинформатика
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Мысли / Что происходит, когда приходит искусство (версия для печати)


Что происходит, когда приходит искусство



Если чья-то мысль Вас заинтересовала, то Вы всегда можете получить информацию о человеке, ее высказавшем, так как находитесь в Интернете.

Джейн Биркин, дебютировавшая когда-то у Антониони, более всего известна в мире как муза и соратница великого французского сочинителя Сержа Гейнсбура, песню которого «Melody Nelson» недавно в Англии назвали в числе 20 главных песен столетия. Вся ее жизнь связана с Сержем, и никуда от этого не деться.

Она приехала в Киев и должна была выступать в клубе-ресторане (?) «Персона». Поначалу казалось, что ее выступление проведут в худших традициях постсоветских частных вечеринок. Рекламы никакой (многие киевляне о концерте узнали от всполошившихся приятелей из Москвы). Ресторан совсем новый, ничем пока не прославившийся.

Фигура, жесты, пластика — ничего не изменилось со времен Антониони. И когда она улыбается, а делает она это часто, очень по детски и совершенно обезоруживающе, каждый в зале становится таким же ошалевшим от счастья ребенком.

В зале было много людей, разных. Минут через двадцать их было не узнать. Они сидели на стульях не шелохнувшись, сжав пальцы, улыбаясь так безотчетно, словно перед ними была не Биркин, а невыносимо прекрасное детское воспоминание.

Нарядно одетая пара покинула свой столик и села прямо под сценой, на полу. Девочка в мини-юбке, наоборот, отползла подальше, потому что ей было неудобно на глазах у всех размазывать тушь по лицу. Кто-то дрожащим голосом пытался подпевать.

Люди, как завороженные, подходили к сцене все ближе. Весь второй этаж снялся с мест и облепил загородку, отделявшую их от певицы.

Бармены роняли посуду. От оваций тряслись стены.

Биркин пела песни, которые можно услышать на пластинке «Arabesque». В непосредственной близости от ее чеширской улыбки, казалось, что ничего лучше просто быть не может. Видно было, что все происходящее Джейн ужасно, просто ужасно нравится.

Люди, присутствовавшие на ее парижских концертах, утверждают, что ничего такого там не бывает.

Возможно, я преувеличиваю, но, похоже, такие концерты людям вообще выпадают несколько раз в жизни, даже если ты работаешь музыкальным обозревателем и ходишь на них каждую неделю.

Алексей Мунипов. Газета «Известия». 5.07.2005.



© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com