УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Геном
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Мысли / Майкл Харт. Всегда ли первый влияет на ход истории? (версия для печати)


Майкл Харт. Всегда ли первый влияет на ход истории?



Если чья-то мысль Вас заинтересовала, то Вы всегда можете получить информацию о человеке, ее высказавшем, так как находитесь в Интернете.

(из книги «Сто великих людей». М.: Вече, 1998)

В эту книгу я включил сто исторических лиц, чье влияние на историю человечества было особенно заметным. Здесь речь идет именно о силе воздействия, а не о человеческом или духовном величии.

В этой книге одиннадцатое место занимает Луи Пастер (1822-1895), который не был первым кто предложил инфекционную теорию болезни. Подобные гипотезы выдвигались ранее Джироламо Фракастро, Фридрихом Хенлем и другими.

Но только достижения Пастера в развитии теории инфекционных заболеваний, подтвержденные его многочисленными опытами и аргументацией, явились главным фактором, который убедил научную общественность в правильности этой теории.

Шестидесятое место в книге занимает Джозеф Листер (1827-1912), который ввел в хирургию использование антисептических мер. Прочитав работу Пастера о том, что инфекцию вызывают микробы, он пришел к выводу что лучший метод предотвратить послеоперационное заражение — убить всех микробов, до того как они попадут в открытую рану.

Используя карболовую кислоту как средство уничтожения микробов, Листер основал новый набор антисептических процедур. Он не только тщательно мыл руки перед каждой операцией, но еще подвергал полной санитарной обработке все инструменты и одежду.

Его идеи приняли не сразу. Предложив свой подход в 1867 году, даже в 1875 году большинство врачей так и остались неубежденными.

В 1877 году ему предоставили кафедру в лондонском Королевском колледже — пост, который он занимал пятнадцать лет. В результате его идеи стали применяться врачами практически всего мира.

Кто-то может заявит, что идеи Листера были лишь очевидными выводами из работ Патера и что значительных заслуг первого тут нет никаких. Однако несмотря на труды Пастера кому-то потребовалось развить и обнародовать технику антисептической хирургии.

Возможно и еще одно возражение против того, что Листер стоит на таком высоком месте. Почти двадцать лет до его трудов венгерский врач Игнац Земмельвейс (1818-1865) четко продемонстрировал преимущество антисептических процедур в акушерстве и хирургии. И хотя Земмельвейс стал профессором и написал превосходную книгу о своих идеях, его не заметили.

Только работы, лекции и демонстрации Листера на самом деле убедили всех врачей в необходимости антисептических процедур в медицинской практике.

А вот как практически о том же самом пишет Д.И. Менделеев.

Наука есть достояние общее, а потому справедливость требует не тому отдать наибольшую научную славу, кто первым высказал истину, а тому, кто сумел убедить в ней других, показал ее достоверность и сделал ее применимой в науке.

Научные открытия редко делаются сразу. Обыкновенно первые провозвестники не успевают убедить в истине найденного, время вызывает действительного творца, обладающего всеми средствами для проведения истины во всеобщее сознание.

Однако не должно забывать, что он может являться только благодаря труду многих и накопившихся сумме данных. Таков Лавуазье, таковы и другие великие носители истины.

Справедливо считать творцом научной идеи того, кто не только признал философскую, но и реальную сторону идеи, который сумел осветить вопрос так, что каждый может убедиться в его справедливости, и тем самым сделал идею всеобщим достоянием.

P.S. Очень хочется, как Листер, убедить всех, что применять автоматы в программировании при описании сложного поведения, также полезно, как мыть руки перед операцией.

А. Шалыто



© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com