УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Биоинформатика
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Беллетристика / Шалыто А.А. Грустная история (версия для печати)


Шалыто А.А. Грустная история



Один молодой человек поехал на научную конференцию, а после ее завершения «завязал» с наукой. На мой вопрос «Почему?» он ответил: «Я думал там будут крупные ученые, которые вдохновят меня на занятия наукой, а вместо этого увидел старых «козлов», приехавших отдохнуть за государственный счет».

В словах молодого человека была доля правды, но почему из-за этого самому отказываться от столь увлекательного (для того, кто понимает) вида человеческой деятельности, мне было непонятно. Поэтому я спросил студента:

«Что, по-твоему, лучше: увидеть «козлов» и понять, что ты их можешь превзойти или уже превзошел, и продемонстрировать им это, или увидеть гения и понять, что ты никогда его результатов не достигнешь?»

Для того чтобы убедить молодого человека, что «козлы» – это не самое страшное, я рассказал такую историю.

В 1936 году на Олимпийских играх в Берлине в прыжках в длину победил Дж. Оуэнс с мировым рекордом 8 метров 12 сантиметров. Этот рекорд медленно рос, и к 1968 году достиг 8 метров 35 сантиметров. Им владели двое: один из них – великий советский спортсмен Игорь Тер-Ованесян.

У Игоря Арамовича в спорте было все хорошо, пока на Олимпийских играх в Мехико (1968 год) не произошло событие, изменившее взгляд на то, что такое выдающийся результат в прыжках длину. А дело было так.

Шли соревнования по прыжкам в длину, все участники прыгали в свою силу. Тер-Ованесян прыгнул за восемь метров и медленно пошел к скамейке для того, чтобы надеть спортивный костюм и ждать свою следующую попытку. А тем временем к прыжку готовился высокий, худой чернокожий американец, которого звали Боб Бимон.

Тер-Ованесян еще не дошел до скамейки, когда по реву трибун понял, что за его спиной произошло что-то невероятное. Он повернул голову и на табло увидел результат, который, по его словам, во многом перечеркнул его жизнь: 8 метров 90 сантиметров!

После этих соревнований Игорь Арамович быстро закончил спортивную карьеру, стал выдающимся тренером и ученым в области спорта, но прыжок Бимона запомнил на всю жизнь, как впрочем, и все те, кто видел этот прыжок (и я в том числе), хотя бы по телевизору.

Завершив рассказ, я спросил молодого человека, а не хочет ли он посоревноваться с «Бимоном»? На это, как писал поэт Олег Григорьев, «ничего Петров не отвечал, только тихо ботами качал».

И все-таки, «козлы», видимо, так сильно напугали молодого человека (а, может быть, он искал повод «испугаться»?), что я не смог его переубедить, и он с наукой «завязал».

Вот такая грустная история получилась. По-моему, она даже значительно грустнее, чем рассказанная, так как Тер-Ованесян был великим спортсменом, а мальчик ученым не стал, про науку так ничего и не понял и, к сожалению, уже никогда и ничего не поймет.




© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com