УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Геном
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Беллетристика / Шалыто А. А. ИТ-образование: острых проблем еще очень много (версия для печати)


Шалыто А. А. ИТ-образование: острых проблем еще очень много



Статья опубликована в еженедельнике PC Week/RE. 2006. № 14, с. 52, 53.

«Взяться за перо» меня заставила статья Андрея Колесова «Подготовка молодых ИТ-специалистов: похоже, острых проблем не наблюдается» (PC Week/RE. № 10/2006, c. 45, 46). Точнее не сама статья, и даже не критика меня лично, а название статьи, так как известно, что название должно раскрывать смысл статьи, а не наоборот.

Приведенное название весьма оптимистично оценивает подготовку молодых специалистов для ИТ-отрасли. Я попытаюсь в очередной раз показать, что острых проблем в этом вопросе остается много.

Не буду повторять многочисленные аргументы по поводу неудовлетворительной ситуации в ИТ-образовании, сложившейся в настоящее время в стране, которые я приводил в ряде публикаций PC Week/RE, так как все они имеются в архиве еженедельника. Укажу только относительно новые факты, подтверждающие мою оценку.

1. Проект «Образование» включен в число четырех приоритетных национальных проектов, что, с одной стороны, свидетельствует о его важности, а с другой — о крайне тяжелой ситуации в этой отрасли в целом.

2. Говоря об ИТ-технологиях на заседании Президиума Госсовета России в Нижнем Новгороде, Президент РФ В.В. Путин отметил неудовлетворительную ситуацию в ИТ-образовании и сказал: «Только пять процентов учителей используют сегодня информационные технологии в учебном процессе, в то время как в странах Западной Европы эта цифра значительно выше. В Великобритании, например, этот показатель уже приблизился к 60%».

3. В рамках указанного национального проекта поставлена задача обязательной компьютеризации и интернетизации всех школ страны к 2008 г. Это в любом случае, несомненно, положительная тенденция, но кто и чему будет учить, когда указанная задача будет решена, пока не ясно. Более того, в настоящее время имеет место ухудшение ситуации. Если еще несколько лет назад в физмат-школах (даже на периферии) было большое число учителей информатики, и они учили программированию, то в последнее время и число учителей по этому предмету сократилось, и учат они, даже в таких школах, в основном «пользовательской» информатике. Этот вывод основан не на официальных документах или статистике, а на рассказах наших продвинутых в области программирования студентов и выпускников, которые либо сами преподают, либо у которых информатику преподают родители.

По мнению ректора МГУ академика РАН  В.А. Садовничего, нынешние выпускники школ заметно слабее тех, что были лет 10-15 назад (Газета «Поиск». № 14/2006, с. 4), а в Финляндии, например, наоборот — ситуация в образовании резко улучшается: финские школьники дважды за последние годы побеждали в международном испытании школьников мира. Видимо, это привело к тому, что Всемирный экономический форум в четвертый раз назвал Финляндию самой конкурентноспособной страной мира (Беляева С. Их не догонишь? //Поиск. № 14/2006, с. 4).

4. Обученные «пользовательской» информатике выпускники школ смогут составить основной контингент ИТ-ПТУ (ИТ-колледжей), если такие образовательные учреждения, наконец, в большом количестве появятся. Именно об этом мечтают многие в ИТ-отрасли («Как куют кадры экспортеры ПО среднего размера?» PC Week/RE № 10/2006. c. 33-36, 47). Эта задача практически разрешима.

5. Разрешима также и задача, связанная с курсами повышения квалификации. При этом эти курсы могут носить названия институтов, академий, университетов и чего угодно еще, быть платными или бесплатными, но их суть этого не изменяется — они все равно остаются курсами повышения квалификации.

6. А вот возможность подготовки ИТ-специалистов с настоящим университетским образованием вызывает большие опасения. При этом традиции лучших университетов мира свидетельствуют о том, что настоящий Университет отличается от хороших курсов повышения квалификации, в основном, наличием воспитательного процесса и проведением научных исследований.

7. Из педагогики известно, что образование = обучение + воспитание. К сожалению, о второй составляющей образовательного процесса практически никто в ИТ-отрасли не говорит (Пройдаков Э. Суета вокруг софта и не только (PC Week/RE. № 48/2005, c. 1, 10)), так как воспитанность (как, впрочем, и умение нормально писать по-русски) не относится к квалификационным требованиям ИТ-специалистов.

8. С воспитанием в университетах сегодня дело обстоит плохо, а с ИТ-наукой еще хуже. Можно сказать, что дальше отступать просто некуда, но и это мало кого волнует: о науке в этой области не говорится ни в десяти нижегородских тезисах Президента, ни в тринадцати предложениях «Руссофта» (последние перечислены в указанной выше статье Э. Пройдакова). Это не волнует и А. Колесова, так как его, как и многих других в отрасли, интересует не ИТ-элита (то немногое, чем всегда гордилась страна), а персонал, для которого, по их мнению, характерна «переученность».

9. Справедливость формулы «Нет науки — нет Университета!» сегодня в нашей стране очевидна немногим. Даже Нобелевскому лауреату, депутату Государственной Думы, академику РАН  Ж.И. Алферову понадобилось четыре (!) года, чтобы председатель Правительства РФ М.Е. Фрадков, наконец, подписал документ о придании Академическому физико-технологическому университету РАН статуса федерального государственного учреждения высшего профессионального образования. «За это время университеты такого типа появились и набрали силу … в ряде стран Юго-Восточной Азии (Соснов А. Пробивная вертикаль //Поиск. № 12/2006, с. 3). Это и понятно — у них нет нефти и газа, а у нас пока есть!

10. Да и как может быть иначе, если по словам статс-секретаря — заместителя министра образования и науки Д. Ливанова «только один процент жителей нашей страны считает профессию ученого престижной» (Поиск. № 12/2005, с. 3), а руководитель Федерального агентства по образованию Г. Балыхин «сообщил о тревожной статистике: только 13% преподавателей вузов занимаются научными исследованиями!» (Поиск. № 9/2006, с. 5).

Даже если указанные во втором случае проценты правильны (мне они кажутся очень оптимистичными), то какого уровня эти исследования, и в каких изданиях публикуются их результаты, никто не определял, и, не исключено, что многие из этих исследований ведутся с одной целью — быть избранным или переизбранным на занимаемую должность. В отличие от других стран мира это не требует «серьезных» публикаций. В результате, как сказал член Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию, профессор Высшей школы экономики С. Кордонский: «Россия превращается в „белое пятно“ в мировом пространстве научной информации» (Поиск. № 52/2005, с. 13).

Обратите внимание, что теперь слова «образование» и «наука» входят и в название Министерства и Совета при Президенте, но интеграция образования и науки происходит с «диким» трудом, так как многие вузовские преподаватели уже долгие годы не живут, а выживают.

11. Особенно плохая ситуация с научными исследованиями в ИТ-отрасли. Казалось бы, имеет место парадоксальная ситуация: в наших экономических условиях «computer science» (теоретическое программирование, искусственный интеллект и т.д.) является одной из немногих наук, которой можно реально заниматься, так как для этого требуются только голова, желание и компьютер, а реально исследования наиболее активно проводятся в тех областях, где требуется дорогостоящее оборудование, на которое нет денег (например, физика, химия, биология).

Это во многом связано с тем, что у специалистов по программированию практически полностью отсутствует желание заниматься наукой, так как они за «приличные» деньги востребованы внутри страны вне науки и образования, а ученые других специальностей, наоборот, востребованы только в науке и образовании, но за деньги, которые никак нельзя назвать «приличными».

Для подтверждения сказанного, приведу количество научных школ по разным разделам науки, которые победили в конкурсе, проведенном Федеральным агентством по науке и инновациям в 2006 г. (Поиск. № 12/2006, с.7-18): физика и астрономия — 153, биология, сельско-хозяйственные науки и технологии — 103, математика и механика — 88, химия, новые материалы и химические технологии — 80, науки о земле, экологии и региональное природопользование — 66, технические и инженерные науки — 60, общественные и гуманитарные науки — 36, медицина — 31, информационно-телекоммуникационные системы и технологии — 19 (из них только восемь в высшей школе) и военные и специальные технологии — 14. Проходят годы, а число ИТ-научных школ в стране и в вузах не растет, и это прискорбно.

12. Необходимо отметить, что научные исследования в области ИТ-технологий могут проводиться и проводятся не только в вузах и институтах академии наук, но и в коммерческих и оборонных предприятиях. Однако получаемые в них результаты обычно не попадают в «научный обиход» по причине секретности (коммерческая или государственная тайна). По этой же причине они не могут быть использованы и в образовании.

13. По поводу оплаты преподавателей приведу историю, рассказанную академиком РАН Роальдом Сагдеевым, проживающим в настоящее время в США: «В свое время цари ввозил в Россию лучшие научные умы из Европы, а теперь Казань, например, закупает дорогостоящих легионеров для хоккейной команды. Получается, что на привлечение зарубежных спортсменов находятся миллионы долларов, а на науку — нет.

Недавно я попал в неловкую ситуацию. На встрече с профессурой МГУ поздравил их с тем, что средняя зарплата москвича, наконец, достигла 17 тысяч рублей. Они сдержанно поблагодарили меня за поздравление и сказали, что средний заработок профессора МГУ, который считается наиболее привилегированным вузом страны, — шесть тысяч рублей. Насколько я знаю, в Казани профессора получают еще меньше.

Возникает вопрос: какие профессии, какие категории трудящихся оцениваются выше, чем профессора МГУ?» (Поиск. № 39/2005, c. 6).

14. В Санкт-Петербурге из-за недостатка соответствующего Федерального закона, который не позволяет региональным структурам финансировать федеральные образовательные учреждения, средняя зарплата учителя значительно превышает зарплату преподавателя высшей школы (Поиск. № 14/2006, c. 7).

15. Несомненно, что последнее время Государство и лично Президент предпринимают много мер по совершенствованию образования и науки, включая встречи по этим вопросам с представителями бизнеса (Поиск. № 12/2006, c. 4). Среди этих мер, кроме указанного выше национального проекта «Образование», отметим также Федеральную целевую научно-техническую программу «Исследование и разработки по приоритетным направлениям науки и техники» на 2002-2006 годы, гранты Российского фонда фундаментальных исследований, финансирование научных исследований Министерством науки и образования, появление в скором времени национальных и инновационных университетов, назначение стипендий работникам организаций оборонно-промышленного комплекса РФ за выдающиеся заслуги в области вооружения, военной и специальной техники, повышение с 1.05.2006 г. примерно вдвое зарплаты научных работников РАН, а с 1.11.2006 г. — надбавок за ученые степени докторам и кандидатам наук и т.д.

16. Однако все это, к сожалению, не позволяет мне, вслед за А. Колесовым, сказать, что в образовании «похоже, острых проблем не наблюдается». Более того, название настоящей статьи могло бы быть сформировано из названия статьи Э. Пройдакова «Так наука дальше жить не может» (PC Week/RE. № 3/2006, c. 36) за счет его расширения: «Так образование и наука дальше жить не могут» .

17. Мне кажется, что проблемы с подготовкой ИТ-специалистов исчезнут не в названии статьи, а на самом деле, когда в каждом регионе заработная плата ИТ-преподавателя Университета и работника ИТ-промышленности будут соизмеримы, а не отличаться более чем на порядок, как это имеет место в настоящее время. Тогда в Университеты смогут сохранять и возвращать из промышленности, а то и из-за границы, наиболее талантливых молодых людей, то через некоторое время связь поколений восстановится, и российские университеты в этом вопросе будут жить так, как живут ведущие университеты мира.

Однако по цифрам, приведенным в еженедельнике «PC Week/RE», № 10/2006 на c. 36, это счастье наступит не скоро, так как они для Москвы таковы, что большинству профессоров МГУ даже не снились: студенты-программисты с опытом работы — 1000-1200$, программисты с двух-трехлетним опытом — начиная с 1700$, Java-программисты — 2000-2200$, ведущие программисты — 2500$.

18. Так как ученым РАН обещают только к 2008 г. поднять зарплату (со многими оговорками, в том числе о сокращении затрат на покупку научной аппаратуры) до 1000$, а даже во Вьетнаме месячная зарплата ученых, работающих по ключевым исследовательским бюджетным проектам в 2006-2010 гг., то должна составить от 1000 до 2000$ (Кондратьев И. Восточный экспресс //PC Week/RE. № 8/2006, с. 39), мотивация к творчеству, как это часто было в истории России, должна осуществляться за счет нематериальных стимулов.

Поэтому появляются энтузиасты, которые хотят возродить в России моду «на интеллект». При этом образованность должна пропагандироваться как нечто самоценное (Левкович-Маслюк Л. Математический шлягер в 3D //Компьтерра. № 12/2006, с. 88- 95).

Мода «на высшее образование» уже возродилась (http://stabes.nm.ru/materials/Pereslegin/Per_EduZanzibar.htm), теперь нужна мода «на знания», что значительно труднее осуществить.

19. Нобелевский лауреат, академик РАН Виталий Лазаревич Гинзбург в этой связи предложил в газете «Поиск» от 11.11.2005 г. «Стратегическую Образовательную Инициативу» и создал соответствующий Фонд http://www.uspekhi-fond.ru/news/12.html. Он считает, что «пожалуй, самой серьезной проблемой является утеря нашей системой образования мотивационной составляющей, воспитывающей в молодежи активный интерес к творческой самореализации. Ситуация усугубляется острым дефицитом соответствующей массовой детской и молодежной литературы, а также передач на радио и телевидении, которые не просто популяризируют науку, но и мотивируют молодежь для занятий наукой.

В указанных средствах массовой информации должны не только приводиться яркие и интересные факты, но и рассказывать, как и кем делались великие открытия и изобретения, каков был путь от идей к их признанию и реализации. Хороший литературный уровень должен сделать чтение одновременно увлекательным, полезным и „провоцирующим на подвиг“. Последнее, видимо, самое важное. Ведь именно таким образом, в частности, создается особая атмосфера, формирующая осмысленный интерес к дальнейшему изучению уже специальных предметов. Этот интерес порождает желание попробовать себя в качестве новых Коперников, Ломоносовых, Эдисонов и Поповых. Именно на этой основе была создана эффективная система образования, позволившая воссоздать интеллектуальную элиту страны и обеспечить крупные отечественные научно-технические достижения 1950-1960-х годов.

Без возрождения подобной образовательной среды (с необходимыми поправками на изменившиеся реалии) невозможно даже представить переход нашей экономики на инновационный путь развития. Ведь, по сути, единственной основой инновационной экономики являются энергичные, активные и инновационно мыслящие люди — исследователи, изобретатели, предприниматели. Необходимо срочно растить новое поколение научно-технической элиты России.

Предлагаю начать с простого, но очень важного шага — подготовить и начать чтение, видимо, уже с пятого класса общеобразовательных школ курса „История великих открытий, изобретений и инноваций“, в котором просто, содержательно и увлекательно рассказывалась бы история ключевых моментов в истории человеческой цивилизации. И обязательно — биографии известных ученых, изобретателей и предпринимателей с разъяснением причин неудач и успехов.

Главная задача курса — привить детям вкус к творчеству и пониманию окружающего мира, как мира увлекательных загадок и неограниченных возможностей для творческой самореализации.

В курс необходимо также включить „Истории обычных вещей“ — увлекательные рассказы о том, что окружает каждого из нас, и стало казаться обыденным, само собой разумеющимся — электричество, радио, компьютеры, а также и совсем „простые“ вещи — самолеты, автомобили и даже кнопки и скрепки.

Важно, чтобы и в этих явлениях и предметах повседневной жизни школьники увидели воплощение яркого творческого успеха, истории взлетов и падений целых промышленных отраслей и — главное — основу для создания новых историй успеха.

В такой курс обязательно нужно включить разделы, посвященные страницам отечественной истории. Это, вне всякого сомнения, будет способствовать развитию у талантливой молодежи чувства ответственности за судьбу своей страны, которое всегда было характерно для крупнейших российских и советских ученых и инженеров. Приступить к созданию такого курса надо сегодня. Завтра будет поздно».

20. «Эпоха инноваций требует подготовленных людей, и 75% из 765 директоров крупных компаний со всего мира из 20 различных индустрий, по опросу корпорации IBM, считают образование сотрудников критическим фактором, даже более важным, чем технологии» (Computerworld/Россия. № 4/2006, с. 4).

Проблема повышения качества образования является глобальной, и поэтому по предложению России эта тема выбрана в качестве одной из всего трех тем, которые будут обсуждать летом в Санкт-Петербурге руководители стран «восьмерки».

Вопрос об образовании особенно актуален для Европы и США, так как по экспертным оценкам, к 2010 г. 90% докторов по физике и инженеров по этой специальности будут выходцами из Азии (Computerworld/Россия. № 4/2006, с. 4). К сожалению, Россия, в этом смысле, является страной европейской.

То же самое имеет место и в ИТ-отрасли — на последних олимпиадах среди школьников и студентов по программированию (и не только) побеждали команды Китая, а Индия добилась больших успехов в промышленном программировании.

«Белый человек» слишком расслабился, предпочитает не думать, а, упрощенно говоря, «торговать подержанными машинами и недвижимостью». (Долгошева А. Системная ошибка. Интервью с профессором В.Г. Парфеновым. Санкт-Петербургские ведомости. 16. 03. 2003, с. 4)

Однако, еще не все потеряно. 12. 04. 2006 г. командный студенческий чемпионат мира по программированию, который проходил в Сан-Антонио (США), вновь завершился триумфальным выступлением российских команд — среди первых десяти команд пять из России. При этом команда Саратовского государственного университета стала чемпионом мира, а команда Алтайского государственного технического университета заняла третье место!

21. Дальнейшие успехи России связаны с инвестициями в образование и науку. По словам председателя совета директоров корпорации Intel, сопредседателя «Коалиции деловых кругов США в поддержку совершенствования образования» (а, где у нас аналогичная коалиция?) Крейга Баррета «конкурентноспособность на глобальном уровне и экономическое развитие России в долгосрочном плане зависят от инвестиций в образование, исследования и разработки» (Москва. Российский государственный гуманитарный университет. 29. 03. 2006 г.).

Определенные усилия в этом направлении, и не только для сохранения и расширения своего бизнеса, предпринимают такие западные корпорации как, например, Intel, IBM, Microsoft, Borland (http://is.ifmo.ru/belletristic/borl/).

Дело осталось за малым: Российский бизнес, наконец, должен подумать о своем будущем и будущем своей страны, и постоянно помогать науке и образованию (начиная с начального и среднего профобразования) в России, причем объем финансирования должен быть таким, чтобы, как написал мне один читатель — Юрий Баранов, «нашей страной можно было гордиться, а не только ее любить»!

Так, все-таки, есть острые проблемы в образовании и науке России, или они по каким-то причинам не наблюдаются?

Об авторе: Шалыто Анатолий Абрамович — докт. техн. наук, профессор, заведующий кафедрой «Технологии программирования» Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики, адрес: shalyto@mail.ifmo.ru




© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com