УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Геном
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Беллетристика / Шалыто А. А. Лед и камень (версия для печати)


Шалыто А. А. Лед и камень



У Александра Сергеевича Пушкина упоминаются «лед и пламень». Эти слова символизируют противоположность. У меня в рассказе обсуждаются «лед и камень», которые, как мы увидим, иногда практически неразличимы.

Дело было при развитом социализме. Однажды зимой мне и В.Л. Артюхову на работе (оборонном научно-исследовательском институте) приказали прибыть к 14 часам в одну из бытовок на проспекте «Просвещения». Мы, естественно, пришли к назначенному сроку.

Вскоре в бытовку пришла дворник, дала нам по лому и сказала:

— Пойдемте!

Мы шли минут пятнадцать по скользкому от льда тротуару. Потом дворник приказала нам остановиться и начать долбить лед!

Почему надо долбить именно в указанной точке огромного тротуара, было не ясно, но выяснить это уже было не у кого, так как Наш дворник исчезла.

Это напоминало анекдот, в котором бригадир землекопов решил проблему соизмеримости пространства и времени, сказав: «Копать от забора и до обеда!»

Мы стали долбить лед. Получалось плохо, так как не было энтузиазма, ломы были тяжелыми, а лед смерзся с песком и превратился в «камень». Кроме того, перекуры отнюдь не повышали производительности труда.

Да и высокая скорость колки льда вряд ли была кому-то нужна, так как за несколько дней до этой поездки Валерий Леонидович высказал гипотезу о том, что единственная цель, ради которой нас посылали на разные работы, — воспитательная, а она достигается вне зависимости от результатов труда.

Часа через полтора пришла Наш дворник, увидела, что «гора родила мышь», сильно расстроилась, и вновь сказала:

— Пойдемте!

Мы снова безропотно пошли за ней и на этот раз пришли к детскому саду. Здесь дворник предложила нам сменить орудие труда и дала вместо ломов совковые лопаты. Эти лопаты назывались так не потому, что были сделаны при социализме, а в связи с тем, что напоминали совок.

Наша начальница показала на большую кучу песка и приказала сбрасывать его в подвал детского сада, а потом опять исчезла.

Мы попробовали выполнить ее указание, но у нас вновь ничего не получилось. На этот раз не лед смерзся с песком, а наоборот — песок со льдом, но от перестановки ингредиентов сумма не изменилась — предметом нашего труда вновь был «камень».

Лопаты от соприкосновения с камнем высекали искры, но ничего более полезного для страны мы сделать не могли, и поэтому, вспомнив о гипотезе Артюхова, перестали что-либо делать совсем.

Прошло еще часа два и, наконец, пришла Наш дворник. Мы обрадовались родному лицу, а она, почему-то, вновь была недовольна.

После этого дворник посмотрела на нас с укором и снова ушла. Однако минут через пятнадцать вернулась, но уже не одна, а … с Бульдозером!

У него был, не в пример нам, настоящий совок, и Бульдозер одним движением сгреб весь бывший песок в подвал!

Мы и, наконец, Наш дворник обрадовались тому, что хотя бы одно дело сегодня завершилось успешно.

Становилось темно, дворник в нас все-таки разочаровалась и в сердцах отправила домой.

Мы, как и раньше, не стали с ней спорить, и пошли туда, куда она нас послала.

PS. После того как один из студентов прочел эту историю, я сказал:

— Пройдет сто лет, и если рассказ сохранится, его читатели будут думать, что он фантастический.

— Я и сейчас так думаю, — сказал студент.




© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com