УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Геном
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Беллетристика / Шалыто А. А. Информация или дух? (версия для печати)


Шалыто А. А. Информация или дух?



Статья опубликована в еженедельнике «Компьютерра», 2006, № 12, с. 94 — 95.

Один очень сильный студент на вопрос, почему он не ходил на мои лекции, ответил, что на одной лекции был, но полученной информации ему было недостаточно.

Я понял, о чем идет речь, но с ним не согласился, так как на лекциях ставлю перед собой цель мотивировать заниматься наукой способных в области программирования, специально отобранных молодых людей. При этом, естественно, что мотивация, в первую очередь, связана не с информацией, а духом и волей.

На лекциях я рассказываю, как и какие научные результаты получены мною лично или при моем участии, полагая, что более способные, чем я люди, будучи мотивированы, смогут «вдохновиться» и добиться в науке значительно большего, чем удалось мне.

Обучение технологии научной работы на личном примере настолько редко встречается, что я за свою жизнь столкнулся с таким явлением только один раз. При этом я все эти годы помню слова профессора Владимира Андреевича Тимофеева, у которого я учился в ЛЭТИ, что учить на лекциях нельзя, а настоящее обучение происходит только при личном контакте преподавателя и студента. При этом он считал, что основное образование (образование = обучение + воспитание) получил, когда провожал одного из создателей плана электрификации России академика Г.О. Графтио до дому.

Поэтому и я стараюсь создать «контакт» даже при чтении лекций, не говоря уже о выполнении курсовых проектов, о чем я писал в статье «Триединая задача одного педагогического эксперимента» //IT news. 2005. № 15, с.14. http://is.ifmo.ru/belletristic/triedin/

Однако нестандартность ситуации и нацеленность на практическое программирование, приводят обычно к непониманию меня многими студентами. Причем степень непонимания примерно, такая как в случае, если бы людей, которые хотят стать дворниками, обучали, например, лечению зубов.

В условиях, когда в стране только один процент населения считает занятие наукой престижным, зажечь молодых людей, являющихся классными программистами, на то, чтобы они сделали науку делом своей жизни, удается в исключительных случаях, учитывая мой опыт, точнее сказать, в исключительном случае.

Даже зажечь кого-либо из них на занятие наукой «по совместительству» удается крайне редко, так как они еще, будучи студентами, имеют творческую высокооплачиваемую работу, и зачем еще чем-то «заморачиваться», многие из них не понимают. Я думаю, что это во многом связано с тем, что они, по большому счету, не верят в свои силы, а то, что в области computer science представители нашей страны все реже добиваются успехов, им безразлично, а вот мне — нет.

Для того чтобы «спастись» от армии, молодые люди еще могут (и на это их даже не надо мотивировать) поступить в аспирантуру, продолжая работать по специальности. Как люди способные, они могут в свободное от работы время даже что-то сделать в науке, но любитель остается любителем, и это видно «невооруженным взглядом». Им, например, некогда читать, и поэтому в научных работах они цитируют очень мало источников, в то время как профессионалы всего мира считают, что это может быть только в двух случаях: автор - вор или любитель.

Интересно, что у тех немногих, кто как указанный выше студент, который на моих лекциях был обделен информацией, все-таки решают достаточно серьезно заняться научной работой, возникает необходимость узнать технологию этого рода деятельности, и мне приходится в индивидуальном порядке читать тот же курс лекций, но в режиме «вопрос — ответ». Как говорится в одной пословице, «когда живешь, тогда доживаешь».

Известно, что учебные заведения должны нести людям знания (информацию) и умение их использовать, но университеты, в отличие, например, от техникумов или курсов повышения квалификации, которые могут называться даже Академиями, должны также нести и новые, полученные в них, знания, а также обучать, как их получать самим. Без приобщения молодежи к науке этой цели не достичь. Для сохранения статуса университета молодые люди должны приобщаться к науке, несмотря на то, что необходимости этого они часто не понимают. Очень прискорбно, но они также не понимают и того, какое удовлетворение могут приносить получаемые результаты, которые в науке, в отличие от программирования, всегда персонифицированы.

Это, конечно, не про науку, но знаете ли вы, чем занимался Стив Джобс, когда Стив Возняк разрабатывал Apple II? В основном, мотивировал Возняка.

Пользовались бы вы сейчас iPod, если бы он не делал этого в свое время?

В общем, мне кажется, что сильных молодых людей в основном необходимо не учить, а мотивировать, а научиться они смогут и сами, на то они и сильные.

В заключение отмечу, что статья продолжает разговор об «откровенном пофигизме» и «кризисе мотивации» в сфере высоких технологий, начатый в статье Алчевского  А. Разноцветные штаны // Компьютерра. 2005. № 42, с. 26-29, http://offline.computerra.ru/print/offline/2005/614/239083/




© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com