УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Биоинформатика
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Мысли / Памяти Ильи Кормильцева, автора почти всех текстов «Наутилуса» (версия для печати)


Памяти Ильи Кормильцева, автора почти всех текстов «Наутилуса»



Если чья-то мысль Вас заинтересовала, то Вы всегда можете получить информацию о человеке, ее высказавшем, так как находитесь в Интернете.

Живи, как будто ты уже умер. Исполнись решимости и действуй. Это - про Кормильцева, мягкого и деликатного с виду, абсолютно несгибаемого по сути.

В его личности был железный стержень, у него была прямая спина, твердая осанка, неотменимые принципы. Он не останавливался перед тем, чтобы рвать со старыми друзьями, исполнявшими старые песни для новых комформистов, так как всерьез относился к своим словам, знал им цену.

Те, кто любит его песни по-настоящему, научились у него по крайней мере не врать. Он говорил то, что все понимали, но не могли сформулировать.

Он говорил о всеобщем конформизме и трусости, о страхе перед знанием, о личинах морали и терпимости, в которые рядятся подлость и тупость. Он был олицетворением интеллектуальной смелости. Он был тот, для кого культура и сложность священны, и при любых посягательствах примитива на духовную власть он раздражается проклятиями с истинно библейской страстью.

Кормильцева боялись, и правильно делали. Его нельзя было ни купить, ни прикормить, ни утихомирить, ни даже выслать.

Он был добрый. Он был щедрый. Он был чрезвычайно уязвимый. Он был русский, вот кто он был. Русский в лучшем и высшем смысле слова - такой, каким наш народ задуман. Неважно, что такие люди составляют покамест меньшинство в российском населении. Важно, что они спасают его честь.

Дмитрий Быков. Журнал "Эксперт".2007. N6



© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com