УНИВЕРСИТЕТ ИТМО
Кафедра «Технологии программирования»



Главная

Новости
 Новости науки
 Важное
 Почетные доктора
 Инновации
 Культура
 Люди
 Разное
 Скартел-Yota
 Стрим
 Смольный
Учебный процесс
 Образование
 Дипломы
 Курсовые проекты
 Лабораторные работы
 Учебные курсы
 Визуализаторы
 Unimod-проекты
 Семинары
 Стипендии
Наука
 События и факты
 Госконтракты
 Статьи
 Диссертации
 Книги
 Презентации
 Свидетельства
 Сотрудничество
Исследования
 Автоматы
 Верификация
 Геном
 Искусственный интеллект
 Генетические алгоритмы
 Движение
 UniMod
 Роботы и агенты
 Нейронные сети
 ФЦП ИТМО-Аалто
 Разное

О нас
 Премии
 Сертификаты и дипломы
 Соревнования по программированию
 Прорыв
 Автографы
 Рецензии

Беллетристика
 Мотивация
 Мысли
Медиа
 Видео
 Фотографии
 Аудио
 Интервью

English
 Home

 Articles
 Posters
 Automata-Based Programming
 Initiatives
 Projects
 Presentations
 UniMod
 UniMod Projects
 Visualizers


Поиск по сайту

Яndex



   Главная / Беллетристика / Шалыто А.А. Как поссорились специалист по математической логике со специалистом по логическому управлению (версия для печати)


Шалыто А.А. Как поссорились специалист по математической логике со специалистом по логическому управлению



Каждый «порядочный» конфликт может перерасти в беспорядочный и проходит перед этим несколько стадий, одной из которых должен быть фарс. Именно такой конфликт возник у меня с Сергеем Игоревичем Николенко. Этот конфликт я, со своей стороны, завершаю этим текстом.

Поводом для конфликта был фрагмент из фильма «Алгоритм Берга», который так не понравился Сергею Игоревичу, что он в своем дневнике http://smartnik.livejournal.com/203074.html (и не только в своем http://griffon.livejournal.com/86911.html?thread=843903#t843903) несколько раз назвал меня хамом, да еще с определенными эпитетами.

Меня сильно удивило, что умный молодой человек не отдает себе отчета в том, что он находится не на кухне с приятелями, а в сети, в которой каждое опубликованное слово доступно с помощью поисковых систем абсолютно всем. Мы в течение недели на «глазах» некой референтной группы, которой, видимо, сильно надоели, вели переписку в закрытом для остальной публики режиме. Мои просьбы перевести обсуждение моих недостатков в закрытый режим, убрать оскорбления в мой адрес или добавить что-нибудь «хрошее» обо мне из того, что приведено ниже, ни к чему не привели. Поэтому, чтобы не стоять одному на «ветру» в Интернете, я захватываю этим текстом туда и Сергея Игоревича, раз он захотел этого, так как мы оказались в неравных условиях - мои высказывания из фильма, тем более о моем оппоненте, фамилию которого я не называл,поисковым системам недоступны.

При этом обращаю внимание на тот факт, что я уже несколько лет пишу различные тексты в Интернете, в том числе и нелицеприятные, но никогда не упоминал ни имен, ни фамилий моих героев. Этот текст в этом смысле первый, но я в этом, честное слово, не виноват.

  1. Итак, мне позвонили со студии «Леннаучфильм» и сказали, что снимают 26-минутный фильм по заказу канала «Культура» об основоположнике кибернетики в СССР академике АН СССР, адмирале Акселе Ивановиче Берге, и попросили принять участие в съемках. Я пригласил их в СПбГУ ИТМО и в присутствии чемпионов мира по программированию Павла Маврина, Федора Царева и Максима Буздалова в течении четырех часов отвечал на вопросы режиссера. Одним из вопросов был следующий: «Как Вы думаете, почему никто из аспирантов, студентов и школьников ничего не слышал о Берге и почти ничего о Винере?» Я достаточно подробно ответил на этот вопрос и привел в качестве иллюстрации подаренную мне Сергеем Игоревичем книгу «Самообучающиеся системы», написанную им совместно с Александром Львовичем Тулупьевым, с которым мы уже несколько лет поддерживаем весьма теплые отношения. При этом я позвонил Николенко. Он неожиданно сразу ответил, в отличие, например, от 18 февраля 2009 г., когда я неоднократно пытался поздравить его с успешной защитой диссертации. Не упоминая его фамилию и дважды сказав о Тулупьеве, которому свое мнение о книге в той же терминологии к этому времени уже высказал, я похвалил ее содержание и нелицеприятно прокомментировал то, что в огромном списке литературы, занимающем 17 страниц, нет ссылок на работы не то, что Берга, но и почти никого из советских и российских ученых в области искусственного интеллекта, который не одно десятилетие развивается в нашей стране. Это, по моему мнению, с точки зрения воспитания молодых российских ученых, не выдерживает никакой критики.
  2. После съемки со мной, естественно, никто и ни о чем не советовался, и 24 ноября 2009 г. состоялась премьера этого фильма на канале «Культура», большую часть музыки к которому написал Максим Буздалов, о таланте которого в этой области я не забыл рассказать режиссеру. Исходная и окончательная редакции фильма прошли художественные советы студии «Леннаучфильм» и канала «Культура», и поэтому фильм по определению не мог содержать хамства, о котором написал Сергей Игоревич! Включив мой четырехминутный монолог в 26-минутный фильм об академике Берге, Исполнитель и Заказчик фильма вряд ли преследовали только ту цель, которую отметил Сергей Игоревич, – продемонстрировать мое хамство. Я думаю, что у них была и другая цель – отметить одну из причин того, что мы становимся теми, кто сначала не помнит «родства», а потом едет искать это «родство» куда-нибудь за границу. При этом такой отъезд уже считается рядовым событием, которое инициируется в ответ практически на любую трудность, возникающую у молодого человека в нашей стране. Например, это может быть отсутствие аспирантуры по соответствующей специальности в университете, который он закончил (аспирантура в другом российском вузе, даже расположенном в том же городе, его почему-то не устраивает).
  3. Почти через полгода после премьеры фильма, Сергей Игоревич рассказал в своем дневнике о моем хамстве, и у нас началась переписка, которая меня сильно расстроила, так как, являясь специалистом по логическому управлению, ценю в поведении людей логику. До этого я воспринимал Николенко как очень способного молодого человека, рано закончившего школу, успешно играющего в широко известной телевизионной передаче «Что? Где? Когда?» и прекрасно читающего лекции по машинному обучению. То, что он меня однажды «подставил», исчезнув на два месяца, когда вместе собирались подать заявку на получения государственного контракта (мы успешно справились и без него), не сильно изменило мое отношение к нему, и я рекомендовал его на работу, которая его устроила, о чем будет сказано ниже. Более того, я вытерпел и не сказал ему ни одного плохого слова, когда меня просили сделать это тогда, когда он сманивал бакалавров из нашего университета в другой, так как считал, что от его лекций большая польза, а со сманиванием мы как-нибудь сами справимся. Меня оскорбило, но не удивило его высказывание обо мне в Интернете, но неделя переписки с ним заставила меня задуматься об его адекватности. Академик М. Лаврентьев (основатель Академгородка в Новосибирске) говорил: «людей надо учить быстро думать и быть адекватными». При этом он считал, что второе обеспечить весьма трудно. Говоря другими словами, «мало быть умным, надо еще иметь голову на плечах». Известно, что «ум – это дар, а мудрость – приобретение». У некоторых она со временем появляется, но в случае моего оппонента, мне кажется, я до ее наступления вряд ли доживу.
  4. Я и раньше знал, что программисты, которым читают в том числе и «Математическую логику», и которые в профессии должны мыслить логично, жизненной логикой часто не обладают, что сразу становится видно, если посмотреть их любой русскоязычный текст в первозданном виде, который большинство из них считают окончательным. Об этом я в свое время сказал Никлаусу Вирту, который утверждал, что программирование развивает логическое мышление. Если он прав, то можно себе представить, какой уровень логичности был у учеников до обучения программированию. Однако Сергей Игоревич, не только программист, работавший в «Google», но и ученый в области математической логики – он не только защитил диссертацию по этой специальности, но и одним из мест его работы является «Лаборатория математической логики». Поэтому и в переписке я ожидал от него логики, а вместо этого практически все ответы сводились к формуле: «В огороде – бузина, а в Киеве – дядька». Проиллюстрирую сказанное.
  5. В своем дневнике Николенко пишет: «Шалыто – невыносимый хам. В данном случае его хамство (постоянное, повседневное) поймали на пленку и показали». Рассуждая логически, я делаю вывод, что он невзлюбил меня не только за комментарий к фильму, а значительно раньше. Спрашивается, зачем было сравнительно недавно (в районе 18 февраля 2009 г.) дарить мне автореферат диссертации с надписью: «Анатолию Абрамовичу Шалыто на добрую память от автора. С. Николенко», а обсуждаемую книгу также не только дарить, но и подписывать: «Анатолию Абрамовичу Шалыто от автора. С. Николенко». В переписке я заметил, что в этих дарственных надписях не было сказано, что я хам, тем более постоянный и повседневный. Никак не мог подобрать слово, как называется такое поведение, пока не подсказал один аспирант – лицемерие! Если же это не лицемерие, то изложенное с его стороны нелогично или, говоря другими словами, неадекватно. Или у него амнезия, и он забыл о сделанных мне подарках?
  6. «Особо добрая память» у меня сохранится о Сергее Игоревиче в связи с тем, что из всего, что написано про автоматное программирование, предложенное мною, он в своем дневнике дал ссылку только на трэш, а вот Тулупьев опубликовал положительную рецензию на нашу книгу с тем же названием (http://is.ifmo.ru/books/_book.pdf) в Трудах СПИИРАН. Вып. 7. 2008, с. 285.
  7. В нашей переписке, для того, чтобы показать, что если я и хам, то хам необычный, я написал: «В новостях на моем сайте http://is.ifmo.ru/news/ любой может найти новость 02. 04. 2010 г. о поздравлении Вас с получением гранта Президента РФ для молодых кандидатов наук – не каждый невыносимый, постоянный и повседневный хам так поступит, правда?  Вот, Вы, например, не поздравили меня с премией Правительства  РФ в области образования... В ответ на это Сергей Игоревич, в частности, вдруг начал меня … хвалить: «Я никогда не отказывался от того, что Вы человек хороший и цели у Вас достойные (о способах достижения сейчас не будем). И сделали уже много хорошего другим людям, в том числе адресатам этого письма Федору Цареву и Павлу Маврину, в том числе мне. За это я Вас искренне уважаю (классно, не правда ли? А. Ш.), и именно это в дарственных надписях и написано (если там вообще что-то написано :)). После этого Сергей Игоревич пишет: «Мне для того, чтобы Вас уважать, достаточно того, что Вы сделали для Нади Поликарповой, Феди Царева, Павла Маврина и многих других. Надеюсь, из этой истории мы оба сможем выйти, взаимного уважения не потеряв».
  8. Не знаю, как Сергей Игоревич, но я из этой истории выхожу с большим удивлением, так как между двумя приведенными выше фразами он не забывает сказать: «А что Вы хам – так это правда, подтвержденная многолетним личным общением, а теперь и телекамерой. Это ничему не противоречит и ничего не отменяет». Вот это «ничего не отменяет» и удивляет меня – не- логично как-то получается: из его дневника никак не следует, что я, по его мнению, еще и такой хороший :). Из этого письма о моих достоинствах узнала только наша референтная группа, которую я вовлек в переписку, а пользователи Интернета об этом мнении Сергея Игоревича, так и оставались в неведении. Я попросил Сергея добавить и эту мою характеристику в его дневник, и на этом бы успокоился, но в дневнике ничего не изменилось. Поэтому мне самому приходится нести доброе слово Николенко обо мне в массы! (настоящая шиза получается, но, как говорится, с кем поведешься … ).
  9. Отмечу, что в письмах, скрытых от глаз пользователя Интернета, Сергей Игоревич неожиданно хвалит меня и в третий раз: «Могу и я Вас похвалить, если Вам это нужно. Например, за инициативу «Сохраним в университетах лучших!» – это начинание мне кажется очень правильным (дальше он мне советует, как надо поступать правильно, а не так, как поступаю я. Ну, что делать – все мы вышли из страны Советов, как другие в свое время вышли из Шинели!). И с премией Правительства РФ поздравляю (не знал о ней). Я же выше написал, что Вас есть за что уважать. Но хамство – это недостаток, который очень мешает воспринимать достоинства». В общем, дело у нас было за немногим – перенести несколько добрых слов в Интернет, чтобы читатели, например, моя дочь, поняли, что Сергей Игоревич может сказать обо мне не только то, что написано в его дневнике. Но убедить его поступить так не удалось, и он мне напомнил Нину Андрееву, которая в начале перестройки прославилась статьей «Не могу поступиться принципами!»
  10. Но и это еще не все, что я считаю нелогичным. Сейчас я изложу последний эпизод нашей переписки, который привел меня к пониманию бессмысленности ее продолжения и к тем грустным выводам, которые я сделал выше. Итак, я сначала написал ему, что вообще-то можно было бы не только выставлять хамом в Интернете, но и поблагодарить за то, что я устроил его на такую работу, которая не только связана с научной деятельностью, но и с получением денег за это, что крайне редко в наше время, тем более в нашей стране. При этом отмечу, что сказал по этому поводу писатель Виктор Ерофеев: "Неблагодарность - разновидность хамства". Вот ответ, который я получил: «Во-первых, говорил раза три. Во-вторых, давайте говорить точно (сказывается, что я переписываюсь с математиком. А.Ш.) – не «устроил на работу», а «продал Николенко в компанию Х» … Раб своему хозяину не должен быть благодарен за то, что он его продал, даже если продал в приличное место». Пафосно написано, почти как в пьесе «Лиса и виноград», в которой, в частности, есть раб и реплика, как будто адресованная мне Сергеем Игоревичем: «Ксанф, пойди и выпей море». В одних вопросах мой оппонент любит математическую точность, а других рубит сплеча, и часто при этом промахивается: я ни за кого, никогда никаких денег не брал, не беру и брать не буду. В рамках инициативы «Сохраним в университетах лучших!», которая, как отмечено выше, частично одобрена Сергеем Игоревичем, работают другие схемы, о чем написано на сайте http://savethebest.ru. При этом на первой странице этого сайта приведен фрагмент беседы Президента РФ Д.А. Медведева (!) с М. Буздаловым, о том, как я сохраняю в университете лучших. Я думаю, что если бы Сергей Игоревич выложил приведенную выше фразу про раба в Интернет, то его читатели сразу бы написали «ой, какая драма – «Пиковая дама» :) и, несомненно, подумали бы, что я не только хам, но еще и коррупционер, так как Николенко не обременяет писать про меня более полную информацию. В общем, он в очередной раз попал пальцем в небо, причем это «попадание» было выполнено в весьма хамской форме. Тут Сергей Игоревич, конечно, немного себя страхует, и пишет, что «при передаче мне денег он не присутствовал, и по телевизору этот момент не показывали». И вот здесь начинается последний акт наших взаимоотношений с Сергеем Игоревичем.
  11. Так как наша склока проходила «на глазах» референтной группы, в которую входил и один из руководителей компании X, то нам всем пришло письмо следующего содержания: «Я – именно тот человек, которому Шалыто предложил Сергея как кандидата в наш научный департамент. Сергей прошел собеседование и тестирование и был принят. НИКАКИХ денег Анатолий Абрамович за это не получал». Как говорится, «финита ля комедия» – на месте Сергея Игоревича порядочный человек должен был извиниться за хамство и успокоиться, но он так не поступает. Поэтому через некоторое время на полученном письме из компании X я дописываю сверху слова: «А когда будут извинения за Вашу «продажу» мною, за рассказ о том, что раб не должен кого-то там благодарить и т. д. Если существует нижеизложенный текст: (после этого я привел текст из компании X)».
  12. Ну, вот и конец – хотя бы в этом эпизоде все доказано, и я жду от математика Сергея Николенко (так его называют в передаче Первого канала) извинений за хамство, но вместо этого получаю письмо, которое заставило меня закончить переписку. Оказывается текст из компании X я «форварднул» некорректно, и вместо извинений за хамство, возможно с указанием на мою ошибку, я получил отповедь: «Анатолий Абрамович, Вы теперь поле From начали подделывать? Ну-ну». После этого я спросил: «Сергей, ты случайно не болен? Это называется подделывать? Представляешь, если бы я еще за тебя деньги взял, наверняка бы сейчас разговор у меня был бы не с тобой, а как у Маяковского – с фининспектором». На это я получаю письмо, которое мог бы написать либо неадекватный человек, либо зануда, которому лет девяносто, содержащее следующее: «Да, это называется подделывать. Вы опускаетесь все ниже и ниже, и дорога эта ни в какое хорошее место не ведет. Заодно выставляете себя … воздержусь от конкретных указаний, кем». Все, абзац! Во всем этом … ни одного смайлика. Что сказал о Сергее Игоревиче один человек из нашей референтной группы, когда прочитал это, писать не стану.
  13. После этого конфликт с моей стороны был исчерпан по причине бессмысленности дальнейшей переписки, но обещанный фарс так все еще и не наступил. Но в тот момент, когда я поставил точку в нашей безумной переписке, как это бывает в рассказах Хармса, в мой кабинет в СПбГУ ИТМО вошел Тулупьев, и оказалось, что не для того, чтобы сообщить мне о том, что я хам! Около трех часов мы обсуждали другие темы, и после его ухода я так и остался в неведении – хам я все-таки или не хам? А может быть, Николенко просто неадекватен, несмотря на все его таланты и способности? Ведь это, как сказал бы он, ничуть не противоречит сказанному выше!

    P.S. После публикации этого текста на сайте http://is.ifmo.ru, в дневнике Николенко продолжилось обсуждение наших отношений, в котором я, как и обещал, не участвовал. Было забавно наблюдать, как туда влез какой-то "левый" мужик, которого Сергей Игоревич попросил уйти "со своей территории". Может быть, после этого он, наконец, поймет, чем чревато открытое обсуждение в Интернете?




© 2002—2017 По техническим вопросам сайта: vl.ulyantsev@gmail.com